Вчят! ТРЕТИЙ НУЛЬ Гетто

Вячеслав Рыбаков на "Днях Русской Книги в Париже" - как всегда с публицистикой по возвращении
Отправитель: Маша Звездецкая  06-02-2014 11:53:22
Слышали вы, наверное, как беседуют один с другим на наших улицах гастарбайтеры, таджики-узбеки? Калды-балды-обтвоюмат. Калды-балды биляд. Калды-балды нах. Из русской культуры ими усвоено лишь действительно необходимое.

Речи по меньшей мере трех французских переводчиков русскоязычной литературы (наград было то ли шесть, то ли семь) живо мне напомнили незамысловатые беседы честных заезжих работяг. Парле-парле-Соловки. Парле-парле-Лубянка. Парле-парле-ГУЛАГ. Видимо, ими тоже было усвоено лишь самое необходимое для работы. Французского я практически не знаю, но то, с чем из русской культуры познакомили французскую общественность эти специалисты по русской словесности, было понятно и без перевода.

Ну, ладно. В конце концов, это еще не криминал; перекос, но не криминал. У нас в конце перестройки тоже публиковали и читали исключительно про Соловки и ГУЛАГ; просто во Франции перестройка, видимо, отчего-то затянулась. Но далее случился совсем гротескный эпизод.

Одну из премий получил перевод книги Дины Рафаиловны Хапаевой. Очаровательная, яркая Хапаева в своей речи вновь подняла излюбленную ею тему: современная Россия больна историческим беспамятством, она помнит только то, чем хочет гордиться, и старательно не помнит того, за что должна каяться. Эта избирательная амнезия доказывает несостоятельность современной России. Был зачитан отрывок из ее книги, и из французского перевода, и по-русски : «Российское общество поражено тяжким недугом: расстройством памяти, частичной амнезией, сделавшей нашу память прихотливо избирательной. Можно ли сказать, что наши соотечественники не знают своей истории? Что они недостаточно информированы, чтобы посмотреть в глаза своему прошлому? Что общество еще не созрело для того, чтобы задуматься о своей истории, и переживает такой же период антиисторизма, как Германия в 1950-е годы? Все это, безусловно, ложные вопросы. История ГУЛАГа ни для кого не секрет и секретом никогда не была: как она могла быть секретом в стране, в которой для того, чтобы каждый третий был репрессирован, каждый пятый должен был быть “вертухаем” — в широком смысле этого слова? ...Вот отчего с каждым днем растет число желающих представить позорный режим достойным политическим ориентиром, а историю России — чередой славных побед великой державы, которой потомки могут только гордиться. ...Ибо миф о войне — это заградительный миф. Он возник как миф-заградитель ГУЛАГа… „Плавильный котел” мифа о войне был призван объединить разорванное террором общество против общего врага и превратить сокрытие преступления в подлинную основу „новой общности людей — советского народа”. …Главная функция мифа о войне, которую он продолжает успешно выполнять и по сей день, — вселять в души наших соотечественников непоколебимую уверенность в том, что ГУЛАГ — всего лишь незначительный эпизод, иногда досадно торчащий из-за могучей спины „воина-освободителя”…».

В общем, понятно, слыхали не раз. Ясен пень, снова надо премию давать — на сей раз уже за перевод этого глубокомыслия на французский. Хоть бы посчитали сначала: если каждый третий был репрессирован (при полной численности населения СССР на рубеже 1940-41 гг. примерно в 196 млн. чел. это будет около 65 млн.), а каждый пятый сидевших охранял (40 млн.), то откуда кровавый Сталин взял столько трупов, чтобы, как всегда утверждают историки хапаевского толка, завалить ими вермахт? Разве что вертухаи сами расстреливали зэков и с Колымы по железным дорогам подвозили, а потом из самосвалов вываливали на смирно сидевших в окопах немцев... Уже из этой грубой прикидки ясно, что реальная история этих людей не интересует ни в малейшей степени; их любят не за постижение истины, а за издаваемый звон.

Но следом премию стали вручать Любе Юргенсон за перевод воспоминаний Юлия Марголина о пребывании в советских лагерях, и в речи по этому поводу прозвучало вот что: уже отъехавший в Палестину Марголин решил навестить своих польских родственников, и это оказалась не лучшая идея, потому что дело было в 39-ом году, а именно в этом году Россия вошла в Польшу, так что Марголин тут же попал в советский лагерь, а все его родственники в конечном счете оказались в фашистских застенках...

(с) Вячеслав Рыбаков

Больше здесь: [rybakov.pvost.org]
Вячеслав Рыбаков на "Днях Русской Книги в Париже" - как всегда с публицистикой по возвращении Маша Звездецкая 06-02-2014 11:53
Re: Вячеслав Рыбаков на "Днях Русской Книги в Париже" - как всегда с публицистикой по возвращении Василий Мидянин 07-02-2014 00:13
Как бы хотелось прочесть новую художественную книгу Вячеслава Михайловича! (-) Мощный Петр 14-02-2014 16:08
Автор: 
Тема: 
Ваш Email: 
Кино/фото: 
Цитировать пост      Цитировать кнопку

 

Powered by Phorum, customized by nikitushka.